Company Logo

Останні коментарі

  • А мені, як пішоходу, набридли ваші маневри посеред вокзалу, а щоб не чекати триклятий переїзд, пропоную ...

    Детальніше...

     
  • А де ж конкретні Факти???За Вами теж є "сліди"!

    Детальніше...

     
  • Поясню, чому не можна зловживати відносними величинами. Наприклад, у селі проживало 2000 осіб, і ...

    Детальніше...

     
  • Внесено всі запити.Так що не хвилюйтесь. В Укрзалізниці не хвилюються.Їм начхати на проблеми народу.

    Детальніше...

     
  • Таких марусь треба виставляти на показ з фотографією 18*24,щоб люди знали своїх "героїв".Про які ...

    Детальніше...


Как это было

Рейтинг користувача:  / 0
ГіршийКращий 

Синоптики заверят, что лето 1943-го выдалось таким же знойным, как и нынешнее. А вот историки непременно отметят, что в июне-июле было намного жарче – противоборствующие стороны готовились к решающей битве, котороя приобретёт название „Сражение на Курской дуге”. Оккупированный Бахмач, вернее железнодорожный узел, где скапливались вражеские эшелоны, советская авиация бомбила всё чаще. Многие горожане перебрались в соседние сёла. А наш юный герой нашел наконец-то время возвратиться к своему дневнику.

«22 июня 1943 года.


Сегодня немцы устраивают банкеты в комендатуре в честь двухлетия «освобождения Украины». Это так они называют эту грабительскую войну. Вчера ходил в Курень за пшеном.»

Всего несколько строк, оставленных в ученической тетради, доносят нам дыхание обожженного города. Толя Листопадов был занят в те недели – главная забота, как уцелеть, как помочь старшим сохранить ребят.


В день Победы, а ещё 9 сентября и в другие праздники, связанные с Армией, на торжествах часто присутствовали женщины-фронтовички. С каждым годом их приходило всё меньше, а ныне 9 Мая возле монумента «Танк» возлагала цветы только лишь Ольга Сергеевна Слепичко. Попросили женщину-ветерана поделиться своими воспоминаниями о Бахмаче периода войны.


– Много не расскажу, ведь родом я из Владимирской области. В 41-ом закончила 10 классов, мечтала о медучилище. А тут, как гром среди ясного неба, - известие: война. Молодёжь, не знавшая тягот 1914-1918 годов, верила, что войну союз выиграет в считанные недели, ну, может, за месяц. Фронтовики же, обременённые опытом первой мировой, с прогнозами были менее оптимистичны, мол, немцы – враг настырный. К тому же Германия уже растоптала всю Европу. На фронт ушли мои отец и брат. Мама поступила на работу в госпиталь, а я устроилась на военный завод, где в большинстве своём девчата изготовляли пулемёты «Максим». Возвращавшуюся однажды с работы маму, сбил поеъзд, и остались на моих руках меньший на семь лет брат и пятилетняя сестрёнка. Пулемёты пришлось отложить. Судьба нашей семьи заинтересовала власть, подключился военком и посодействовал возвращению отца домой, тем более, что он только что был выписан из госпиталя. А мне хотелось самой отправиться на фронт, я обивала пороги военкомата, райкома комсомола и мне предложили в составе комсомольского призыва отправиться в освобождённые районы. Мой путь предстоял на Черниговщину. Состав мчался уже по украинской земле, когда где-то под Белопольем налетели немецкие бомбардировщики. Боже, как отличается настоящая война от той, которую видела дома в кино, которую вижу сегодня по телевизору, о которой рассказывают те, кто ни разу не был ни под фашистскими бомбами, ни под обстрелами…


Пришла в себя от тормошения - кто-то пытался привести меня в чувство, открыла глаза и в тумане увидела белые халаты.


- У вас что-то болит ? – как сейчас помню первый вопрос, а затем последовал . – Подняться можете ?


Я попыталась и это получилось. Без посторонней помощи пришла к вагону, удивляясь, как далеко оказалась от железнодорожного полотна, от поезда. Может, спасло то, что была худенькой и взрывная волна вражеского фугаса забросила меня, как пёрышко, за лесозащитную полосу. Стояла осень, было довольно прохладно, но я осталась босой – обувь слетела во время моего падения. Бесследно исчезли деньги, документы, пропитание и чемодан с личными вещами. Так и продолжила свой путь на место назначения. А затем была остановка в Бахмаче, случилась она на одной из станций узла, на какой не объясню, потому как дело было ночью. Запомнился людской водоворот – одни уходили на фронт, другие возвращались. Было много гражданских с узлами, с ящиками, фанерными чемоданами. Запомнилось какое-то полуразбитое помещение, тускло освещённое керосиновыми лампами, и горячий чай, вкуснее которого мне не пришлось отведать более за все 90 лет моей жизни. Мы были очень голодны, и даже сухарик казался лакомством. Из нашей группы девчат в живых я осталась одна. Конечным пунктом прибытия был Чернигов, туда и добиралась, надеясь, что сопроводительные мои документы уже там. Так и оказалось. Радостно встретилась с землячками, которые выехали несколькими днями ранее, многие девчата разрыдались, узнав о погибших своих подругах.


Работала в секретной части, тогда особистам работы было невпроворот. Вылавливали дезертиров, скрывающихся предателей, полицаев и карателей. Случалось схватить и диверсантов. Это был удел сослуживцев-мужчин. Мы же, девчата, работали в основном в отделе военной цензуры.


В 1944, в средине лета, была откомандированная в Бахмач. Теперь город рассмотрела пристальней, он был полностью разрушен, в уцелевших хатах ютились по несколько семей. Удивительно, не могу вспомнить о каких-либо конфликтах, и это при такой скученности. В том же 44-ом познакомилась со своим будущим мужем Александром, он прибыл после ранения на поправку. Семья его эвакуировалась. Отец был на фронте, брат тоже, мама осталась в Саратове. В отцовском доме жили родственники –погорельцы, чей дом уничтожила война. Александр ушёл ещё добивать фашистов в их логове. Мы пообещали друг другу ожидать окончания войны вдвоём. Он потом мне не один раз говорил, что это уберегло его от смерти. Явился из Германии с трофеем – небольшим чемоданчиком, набитым фотобумагой, плёнками и стареньким фотоаппаратом. Тот трофей и определил дальнейшую его судьбу. Он стал фотографом и не изменил профессии до конца своих дней.


Послевоенный Бахмач вспоминаю городком с непролазной весенней и осенней распутицей. Ещё многие годы на каждом углу, в каждом заведении встречались инвалиды отгрохотавшей войны. Великая Отечественная огненным росчерком расписалась на судьбах многих и многих наших соотечественников. Но удивительная вещь, как не было трудно, люди жили с надеждой в светлое завтра. Были на много отзывчивей и добрей друг к другу, чего порой так не достаёт сегодня…

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Пошук по сайту




© 2007-2016 Бахмацька газета "Порадник". Розробка та супровід: 16500.com.ua
При повному чи частковому використанні інформації, розміщеної на веб-сайті, посилання на poradnik.org.ua обов'язкове