Company Logo

Останні коментарі

  • А мені, як пішоходу, набридли ваші маневри посеред вокзалу, а щоб не чекати триклятий переїзд, пропоную ...

    Детальніше...

     
  • А де ж конкретні Факти???За Вами теж є "сліди"!

    Детальніше...

     
  • Поясню, чому не можна зловживати відносними величинами. Наприклад, у селі проживало 2000 осіб, і ...

    Детальніше...

     
  • Внесено всі запити.Так що не хвилюйтесь. В Укрзалізниці не хвилюються.Їм начхати на проблеми народу.

    Детальніше...

     
  • Таких марусь треба виставляти на показ з фотографією 18*24,щоб люди знали своїх "героїв".Про які ...

    Детальніше...


Всем бедам назло

Рейтинг користувача:  / 0
ГіршийКращий 

В Бахмачском историческом музее действует экспозиция, посвящённая воинам-афганцам. Разные экспонаты напоминают о тех тревожных событиях. Чаще всего посетители задерживаются возле пожелтевших фотографий. Одна из них привлекла и моё внимание. Всё хотел вспомнить, кому принадлежит знакомое лицо. Подсказали, это Виктор Майстренко. Объяснили, где можно его встретить. Между прочим, добавили, что он активен в афганской организации, готов придти на помощь другим, неоднократно выезжал к родителям тех интернационалистов, кто погиб в раскалённых песках Афганистана. Решил о нём написать. Встретились…


- Удивительно, мне уже 50, а вроде не жил. В Афган попал в декабре 1983-го, накануне нового года. Там об этом празднике мало что напоминало. Только чуть заснеженные горные вершины навевали ожидание наряженной елки. А под ногами лежала топкая пыль. В Кабул прибыли самолётом, вертели головами – всё было в диковинку. Кто-то прошептал на ухо, указывая на самолёт в большом удалении: « Черный тюльпан… Грузят…» Я отвёл глаза, представив страшную картину, как родители погибшего получат тот бесценный обжигающий груз.


Откомандировали нас в Газни. Это центр одноимённой провинции, расположенной на полпути между Кабулом и Кандагаром. Та оживлённая, важная в стратегическом значении дорога находилась под пристальным вниманием душманов. Определили меня в 191-й отдельный мотострелковый полк. Как скоро осознал, мне довольно повезло - здесь служило несколько моих земляков. А в роте со мной были Иван Петрань и Павел Кравченко. Первый родом из села Бахмач, второй – из Осечи. Именно с ними сложились самые дружеские отношения. Призывался как военный водитель, но свободных автомашин не оказалось. И целый год карабкался в горах с пехотинцами, выполняя задания снайпера. Только когда старшие ребята демобилизовались, мне предоставили БТР-70. Скажу, выносливая машина, надёжная, безотказная. Тот, которого менял, с повлажневшими глазами стоял у боевого БТРа и прощался почти как с товарищем. Сержант обратился ко мне: «Будешь его беречь, он будет беречь тебя». Как в воду смотрел. Уже через несколько дней пришлось выбивать моджахедов из ущелья, где они засели, как в осином гнезде. Противник вел огонь из стрелкового оружия, но больше беспокойства приносили замаскированные в грунте фугасы. Моя машина замыкала колонну. Надо же, мина взорвалась под последними колёсами четвёртого моста. Взрывная волна в таких случаях уходит назад. Никто не пострадал. Молодой парень, стрелок моего БТРа, поспешил заводить трос, чтобы оттянуть повреждённую технику. И тут колесо третьего моста накатилось на мину. Некоторые были ранены, а отважный стрелок погиб. В этом случае взрывная волна ударила и под днище. Тряхнуло и меня. Открытых повреждений не получил, но контузию заработал.


Время от времени вспоминаю те боевые дни, когда говорят, что остался жив благодаря везению, не соглашаюсь. Мне кажется, что эта милость выпрошена у небес мамиными молитвами.


Последней моей боевой операцией было наступление на Хосте, что у самой пакистанской границы. Тогда и угодили в душманскую засаду. Вот здесь-то оказались бессильными даже мои ангелы-хранители. Ранило меня тяжело. Еле-еле выходили фронтовые медики, знали таки своё дело.


Моя война закончилась в августе 1985-го, за сорок дней до предполагавшейся Уставом демобилизации. Ушёл из армии инвалидом второй группы. Осознаю, был на волоске от потустороннего мира.


Когда бываю в составе группы, кто проведывает родителей погибших афганцев-земляков, еле сдерживаю эмоции. Горький ком застрянет где-то в горле и что-то сжимает сердце. «Ребята-ребята, - обращаюсь к тем, кто не возвратился к родным порогам, - вы заслонили нас своими сердцами…» И осознавая это, чувствую себя почти виноватым – они остались там, а я пришёл домой.


Афган стараюсь не вспоминать, хотя оставил он неоднозначные впечатления. Простой народ доброжелателен и радушен. Особенно приветливы дети. Часто они гурьбой носились вокруг нас. Одни надеялись на гостинец, другие хотели что-нибуть обменять. Интересно, как сложились судьбы ребят.


После возвращения домой искал работу. Окончательно устроился в ДРСУ-7, был то 1990-ый, работаю здесь механиком. А на год раньше пригласили в райвоенкомат. Удивился, зачем им понадобился. Оказалось, меня отыскала боевая награда за тот последний бой - орден Красной Звезды. К ней представили, когда лежал в госпитале. Мало кто верил, что уйду оттуда на своих ногах, что останусь жив. То и награда затерялась до поры где-то в армейских сейфах. Но назло всем бедам возвратился домой, не зациклился на своих проблемах, влился в привычную жизнь. Вот среди вас… - делился памятным мой собеседник.


Для афганцев время вроде бы как остановилось. Самым молодым среди них - под 50. А многие ещё старше. Но они, отдавая дань своей юности, называют себя еще и сегодня Серёгами, Ванями, Колями. Среди них и Витя Майстренко, которого на работе, вообще-то, величают Виктором Петровичем.


Имел честь общаться Борис Бобрышев

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Пошук по сайту




© 2007-2016 Бахмацька газета "Порадник". Розробка та супровід: 16500.com.ua
При повному чи частковому використанні інформації, розміщеної на веб-сайті, посилання на poradnik.org.ua обов'язкове