Company Logo

Останні коментарі

  • А мені, як пішоходу, набридли ваші маневри посеред вокзалу, а щоб не чекати триклятий переїзд, пропоную ...

    Детальніше...

     
  • А де ж конкретні Факти???За Вами теж є "сліди"!

    Детальніше...

     
  • Поясню, чому не можна зловживати відносними величинами. Наприклад, у селі проживало 2000 осіб, і ...

    Детальніше...

     
  • Внесено всі запити.Так що не хвилюйтесь. В Укрзалізниці не хвилюються.Їм начхати на проблеми народу.

    Детальніше...

     
  • Таких марусь треба виставляти на показ з фотографією 18*24,щоб люди знали своїх "героїв".Про які ...

    Детальніше...


Серебрянные дороги в будущее

Рейтинг користувача:  / 0
ГіршийКращий 

Замедлил шаг, услышав знакомую фамилию. Наверное, ослышался, - мелькнула мысль. Ведь инженер уже давно ушел в мир иной, с сожалением отметил про себя. Но фамилия прозвучала ещё раз. Подошёл к одному из путейцев за разъяснением.


- Да, это его сын, - услышал в ответ. – Между прочим, тоже главный инженер, заменил отца.


Геннадия Абдурасуловича в ПМС-285 уважали. Отдавая должное его светлой памяти, решил поговорить с Маматкуловым младшим.


- Впервые на ПМС попал ешё в раннем детстве. Это было связано з новогодними утренниками. Но встречи с отцовой работой вспоминаю смутно. А вот когда уже был учеником, после одного из праздников батя повёл на базу предприятия. Увиденное впечатлило не очень. Может потому, что 1 января – день не рабочий. Скучавшие без дела козловые краны напоминали сказочных четвероногих монстров, которые стояли набычившись от обиды, что их оставили на произвол судьбы. А вот высоченные штабели рельсо-шпальных решёток, которые, казалось, касались неба, принуждали вскинуть голову. Мало представлял, как можно соорудить такую громадину. Позже узнал, что материала этого штабеля было достаточно проложить несколько сот железнодорожного пути. К слову, хочу упомянуть о праздниках вокруг ёлки, они действительно были новогодние, происходили в первый день года. Подарки Деда Мороза были самыми щедрыми на весь город. Но это ещё не всё. Организаторы приветствовали творчество ПМСовской детворы. И каждое выступление: прочитанный стих, исполненные песня или танец вознаграждались достойными призами. Мои ровесники с завистью рассматривали „праздничные трофеи”.


Работа у отца была своеобразная, связанная с частыми длительными командировками. Его возвращение домой всегда было праздником . Как-то захотелось побывать на перегоне, чтобы иметь собственное представление, как создаётся железнодорожное полотно. Отец всё отказывал, ссылаясь то на несусветную жару, то на отсутствие транспорта или какие-то иные обстоятельства. А однажды, вняв настойчивым просьбам, сообщил: „ Витя, завтра едем” ,- оказывается, ожидался пасмурный день и другие обстоятельства складывались удачно. Мама, услышав о таком повороте событий, попыталась готовить в дорогу бутерброды. Но отец её рвение остудил. Мол, там ,на линии, кормят не хуже, чем в некоторых ресторанах.


Я уже знал, что такое „путейское окно”. Это прерванное железнодорожное движение на определённое время, за которое путейцы должны завершить намеченный объём работ. Наше окно начиналось в 7.43, как сейчас помню эти цифры. Подумал, что на самом деле события начнутся в восемь часов. А запас в несколько минут, как часто бывало, предназначался для „раскачки”. Вот и спешили УАЗиком под то время.


Работа предполагалась на участке сразу за Киевом. Уже оказались позади сонной столицы, мои взрослые спутники всё чаще посматривали на часы, желая оказаться на объекте пораньше. ПМСовский состав ушел на место работы ещё накануне. К нашему приезду уже выгрузили технику. На запасных путях соседней станции томились путеукладчик, подбивочная и другие путестроительные машины.


Погода оказалась не просто пасмурной, а 7.43 на железнодорожном языке и означало, что это без 17 минут восемь. Всё было готово к „окну”. Прогрохотал последний пассажирский поезд. Его хвостовой пошатывающийся вагон ещё просматривался в утреннем тумане, как стрелки часов приблизились к заветной отметке. И надо же, тут же начался дождь, превратившийся в ливень. Но этого, казалось, никто не замечал. Я укрылся в УАЗике, а ремонтники минута в минуту приступили к отвинчиванию гаек на рельсовых стыках. В кабину втиснулся уже успевший промокнуть до нитки начальник базы Николай Андреевич Чигринец. С удивлением поинтересовался у него: „Неужели нельзя подождать? Ведь как льёт?”


- Что ты, Витя?! Да, хоть камни с неба. У нас окно!!!


Уже много лет нет с нами легендарного завбазой, а его „камни с неба” вспоминаю до сих пор. Ливень прекратился так же неожиданно, как и начался. Позже даже выглянуло солнышко и заставило путейцев работать в одних „желтушках”, из-под которых виднелись загоревшие бронзовые тела ремонтников.


Никто не суетился, излишне не спешил, но работа спорилась. С гордостью наблюдал за отцом. Он, вроде бы, и не командовал, а подчинённые его понимали то ли с полуслова, то ли с полужеста. Это был результат слаженности, отшлифованной коллективом за многие годы работы. Многое ещё чего помню из той поездки. Главное осознал, что труд путейцев очень непростой, будь ты хоть рядовым ремонтником, хоть итеэровцем.


До этого мечтал стать военным, как дедушка Расул. Но потом всё чаще задумывался: «Да, ПМС-285 и есть та же армия, с той же дисциплиной и ответственностью. А разница лишь в том, что вместо оружия – орудие труда, созданное не для разрушения, а для созидания.»


Закончил школу. Поступил в железнодорожный институт. А выпускался уже с университета экономики и технологии транспорта. Несколько лет практику проходил на работе рядом с отцом. То были настоящие университеты, то было самое ценное время постижения знаний. Так жаль, что батя ушёл из жизни очень рано.


Вот теперь тружусь на его должности. Стараюсь быть похожим на отца и в работе, и в поступках, и в мыслях. Удовлетворён и горжусь, что продолжаю его дело, вроде бы, как продолжаю его жизнь.


Посвятила себя железной дороге и старшая сестра, которая тоже инженер, работает в Дарницкой дистанции пути. Думаю, отцу не было бы стыдно за продолжателей его рода.


Иногда смотрю на убегающие к горизонту пару серебристых рельсов, тающие где-то в бесконечной дали. Мы строим дороги, надеясь, что это путь в наше будущее – светлое, справедливое, достойное. Стараемся, чтобы оно наступило быстрее.


Общался Борис Бобрышев.


P.S. Уже неделю Виктор Геннадиевич с путестроителями в командировке под Фастовом. Потому смирился, что материал пойдет без фото. Спасибо, выручили коллеги главного, отыскали этот снимок. Благодарен всем, а особенно Светлане Моргун.

У зв'язку з активізацією спамерів коментарі тимчасово відключено

Пошук по сайту




© 2007-2016 Бахмацька газета "Порадник". Розробка та супровід: 16500.com.ua
При повному чи частковому використанні інформації, розміщеної на веб-сайті, посилання на poradnik.org.ua обов'язкове