Company Logo

Останні коментарі

  • А мені, як пішоходу, набридли ваші маневри посеред вокзалу, а щоб не чекати триклятий переїзд, пропоную ...

    Детальніше...

     
  • А де ж конкретні Факти???За Вами теж є "сліди"!

    Детальніше...

     
  • Поясню, чому не можна зловживати відносними величинами. Наприклад, у селі проживало 2000 осіб, і ...

    Детальніше...

     
  • Внесено всі запити.Так що не хвилюйтесь. В Укрзалізниці не хвилюються.Їм начхати на проблеми народу.

    Детальніше...

     
  • Таких марусь треба виставляти на показ з фотографією 18*24,щоб люди знали своїх "героїв".Про які ...

    Детальніше...


Будем о них помнить...

Рейтинг користувача:  / 0
ГіршийКращий 

И вот снова собрались вместе спустя 30 лет после начала трагических событий вокруг Чернобыльской аварии. Митинг, несмотря на нелетную погоду, оказался многолюдным. К памятнику героев-ликвидаторов пришли и сами укротители взбунтовавшегося реактора, и те, кто ожидал их возвращения из зоны и благодарен мужеству земляков, сохранивших Полесье. Зазвучали привычные по такому случаю речи. Священники местных Храмов освятили перестроенный памятный комплекс. Объявили минуту молчания, отдавая должного преждевременно ушедших в небытиё наших спасителей. Возложили венки и живые цветы у подножия. Заплакали несколько женщин. У одной успел спросить, оказалось Чернобыль отобрал двух её братьев. И сколько их, ушедших навсегда, у кого мы в неоплатном долгу...


Вспомнилась тревожное лето 1986-го, командировка в Чернобыльский район. Чем ближе подъезжали к цели маршрута, тем больше замечали признаков атомной беды. Всё чаще встречались посты ГАИ, инспекторы которых были оснащены не только традиционными полосатими жезлами, но и непременными дозиметрами. Запомнились лица сосредоточенные, неулыбчивые, вроде ожидавшие какой-то неприятности. Оживают в памяти окрестности Ораного – села в 20 верстах по прямой от злополучного четвёртого блока. Здесь квартировалось воинская часть трубопроводчиков, в обычной обстановке базировавшаяся в Бахмаче. Запомнилось колючее неприветливое небо. Низко плывшие тучи, казалось, они отяжелены то ли миллирентгенами, то ли радионуклидами или ещё какой-то гадостью, что не позволяло облакам взмыть на привычную высоту.


Делегация прибыла тогда представительная: райком партии представлял Михаил Горбач, районный отдел культуры – Виталий Ломако, а потребительскую кооперацию – Николай Тищенко. Их задача – изучить проблемы ликвидаторов-земляков. И возникающие там, в зоне, и оставленные дома - недостроенное, недовспаханное, недовыполненное.


Откровенно рады были «чернобыльцы» приезду агиткультбригады РДК. Среди самодеятельных артистов узнавали некоторых своих земляков. Красиловцы Василий Игнатко и Николай Клименко узнали своих односельчан. Живо общался с ликвидаторами-дмитровцами Станислав Ковтун. Особенно живой разговор состоялся между семейной парой Товкачей с песковьянами, к которым присоединились бывшие земляки с Талалаевщины, где Антонина и Петро когда-то жили. В том случае сказался не только эфект землячества, у их семейного дуэта было много почитателей. Встретил там многих своих знакомых и автор, среди них оказался и Василий Иванович Иващенко, о котором упомню ещё раз несколько ниже.


Сами «чернобыльцы» передавали приветствие родным, делились впечатлениями об атомной станции.


На фоне однотонного глинистого грунта, выгоревших палаток, унылой техники жизнеутверждающе смотрелись яркие краски народных костюмов самодеятельных артистов «з червоними та чорними нитками».


А когда собрались все свободные от вахты ликвидаторы, эрдэковцы дали концерт. Песни были знакомы и пели их, казалось, как всегда , но как-то по-иному задушевно и трогательно звучали слова в том опечаленном поле. Заметно было, как оживились глаза, посветлели лица собравшихся, как выравнивались из спины. Было это почти тридцать лет назад.


Там, в Ораном, сделал несколько снимков для тогдашней районной газеты «Радяське село». А потом и групповые фото на память, некоторые можно увидеть в экспозиции краеведческого музея. Всегда останавливаюсь возле них и всматриваюсь в молодые лица тридцатилетней давности. К сожалению, многих и многих среди нас уже нет. И в большинстве случаев их век укоротил Чернобыль…


После митинга подошел В.И.Иващенко, попросил сделать фото трубопроводчиков, как тогда в Ораном. Хотя и заметил, что ряды товарищей поредели.


Василий Иванович натолкнул на идею, спросил у него, о самом памятном дне, о самом остром ощущении там, в Чернобыле.


- Когда проезжали Киев, несколько раз на глаза попали предостерегающие знаки радиоактивного заражения. С этой штукой был знаком еще по армейской службе, знал их настоящую опасность. А ведь это была столица, стало жутко. Боялся и за себя, но что я – песчинка. А это город с миллионами населения...


С тем же вопросом обратился к нескольким ликвидаторам, вот что услышал.


Петр Дмитриевич Билоштан:


- Как-то в свободное от службы время попросили перевезти сено. Это недалеко от зоны. Как водится, хозяин предложил отобедать. Что там подавали, всего не упомню. А вот сладкие щущьки, одна в одну, вызвали солдатский аппетит. Кто-то предостерег: „Голов не трожь. Здесь более всего радиации”. Представляете, „здесь более всего...”, значит опасность везде, только её меньше...


Михаил Сергеевич Драло:


- Прибыл в зону через две недели после аварии. Май, все цветет, благоухает, край тот с очень красивой и богатой природой. В каком-то озерце наловили рыбы, получилась отличная уха. Немногим позже насобирали спелых вишен, часть успели съесть, когда предложили определить уровень радиации. Принесли дозиметр, у него не хватило шкалы... Уже позже узнал, что грибы и рыба – самые жадные поглотители радиации. С тех пор эти продукты долго не вызывали никакого аппетита...


Василий Тимофеевич Бобрышев:


- В списке ликвидаторов меня не найдете, как и нескольких товарищей, с которыми был там в первый рабочий день мая 1986-го, это было 4 числа. Срочно отвозили на АЭС химмашевское оборудование - цементосмесители.


Впечатление первое: чем ближе к Припяти, тем чаще идут на встречу автобусы с людьми. Пригород совсем обезлюдневший, даже не увидели ни кота, ни пса. Только гуси да куры, очевидно, уже изголодавшиеся, бродили как-то безпомощно улицами.


Дворы пустынны, каждый колодец плотно укутан целлофановой пленкой.


На приглянувшейся лесной опушке сделали привал, расположились со своей провизией. От покосившейся избенки отделилась старушка, подошла к нам, перекрестлась: „Вот оно библейское пророчество сбывается. Не будет молодым ни пристанища, ни счастья, ни радости...” Теперь о той старушенции вспоминаю все чаще.


Впечатление второе: через годы узнаем, что двое участников той экспедиции в зону получили удостоверения ликвидаторов. Остальным, одиннадцати, это не удалось – не предоставили потверждающих документов. Засомневался в справедливости той власти.


Впечатление третье: через пять лет та власть рухнула. Говорят, что развал начался с Чернобыля, что ж не спорю...


Но вернемся к событиям памятного дня. После митинга собравшимся предложили посетить исторический музей, потом был предложен просмотр тематического фильма о Чернобыльской трагедии.


Но более всего пришлось по душе ликвидаторам приглашение к накрытому столу, о чем побеспокоился председатель общественной организации „За майбутнє Бахмаччини” Игорь Николаевич Булах. Застолье всегда располагает к общению. Вспомнили укротители атома многое пережитое, и многих своих товарищей, кого уже никогда не вернуть, чьи имена запечатлены навеки на холодных гранитных плитах. Будем о них помнить.


Борис Бобрышев

Додати коментар


Захисний код
Оновити

Пошук по сайту




© 2007-2016 Бахмацька газета "Порадник". Розробка та супровід: 16500.com.ua
При повному чи частковому використанні інформації, розміщеної на веб-сайті, посилання на poradnik.org.ua обов'язкове